Надлом на линии роста
XS.UZ
В конце недели в столице ожидается снег Дети и молодежь выступили в Олий Мажлисе В трех регионах страны назначены новые прокуроры Южная Корея поможет Узбекистану в освоении 4 золоторудных объектов За неделю инспекторами ДПС зафиксировано более 89 тысяч нарушений О мерах по дальнейшему развитию ремесленничества и всесторонней поддержке ремесленников День профилактики должен стать общенародным движением В Туркменистане прошли Дни культуры Узбекистана Подготовка к холодам под особым контролем Взгляд из США: Узбекистан высвечивается на радарах инвесторов 49 медалей юных интеллектуалов Узбекистана В духе современных требований Главное составляющее успеха Незабываемый микс национальной и мировой моды Из Джизака — на волне вдохновения  Высшая лига по футболу переименована в Суперлигу Узбекистана Президент подписал Указ о повышении зарплат, пенсий, стипендий и пособий Выпущена криптовалютная карта Visa На факультете журналистики УзГУМЯ прошла традиционная конференция “Амалиёт эътирофи-2017” В Узбекистан прибудет делегация Конгресса США «Локомотив» – чемпион Узбекистана! Tesla представила электрический грузовик Semi Участникам торжественного мероприятия, посвященного 80-летию проживания корейцев в Узбекистане Новый этап в укреплении двусторонних отношений Семья — начало всех начал Права и интересы детей под защитой Флаг — философия нашей славной истории Французские ливреи из маргиланского шелка Шавкат Мирзиёев ознакомился с новостройками в Сергелийском районе О мерах по дальнейшему развитию узбекского национального искусства макома
  • 18 Октябрь 2017

Надлом на линии роста

 

или Как найти компромисс между экономикой и окружающей средой?

Известно, что задачей правительств всех стран является прежде всего стимулирование ежегодного роста показателей ВВП, производительности труда, доходов и занятости населения, роста промышленного и сельскохозяйственного производства. 

А какими средствами данный рост будет достигнут, это уже следующий вопрос.

Сложно не согласиться с тем, что идеология продуктивизма радикально изменила человечество, став одним из стимулов его технологического и научного развития. В то же время по мере расширения масштабов хозяйственной деятельности людей и пространства техносферы продуктивизм начинает все больше входить в столкновение с окружающей средой. Человечество сегодня, будучи частью биосферы, само же эту биосферу интенсивно разрушает, что в итоге возвращается ему в виде угрозы существованию.

 

Неблагоприятный климат

В Центральной Азии есть наглядный пример негативного влияния доведенной до своего логического завершения философии продуктивизма. Это трагедия Аральского моря. В соседних регионах экологические проблемы стоят не менее остро. Над Южной Азией в районе северной части Индийского океана, Индии и Пакистана в результате хозяйственной деятельности человека ежегодно с декабря по апрель висит так называемое азиатское коричневое облако размером с территорию США, состоящее из опасных загрязнителей. Оно на 10 процентов снижает световое освещение Индийского океана, где формируются муссоны, оказывающие решающее влияние на климат, сельское хозяйство и санитарную обстановку. Некоторые исследователи именно с азиатским коричневым облаком связывают растущую маловодность муссонов и участившуюся засуху, особенно в северных районах Индии. Аналогичные проблемы наблюдаются и в Китае, смог над некоторыми городами которого виден даже из космоса.

Как пример катастрофического влияния технологической деятельности человека на окружающую среду можно назвать взрыв на нефтедобывающей платформе «Deepwater Horizon» в Мексиканском заливе (акватория США) в 2010 году. В результате пожара на платформе в воду попало пять миллионов баррелей нефти. На локальном уровне был нанесен сильнейший удар по морской жизни и, как следствие, по рыболовству, что оставило без работы 150 тысяч рыбаков, сотрудников множества рыбных ресторанов и туристских объектов. На глобальном уровне была создана угроза остановки теплого течения Гольфстрим. 

Северную часть Тихого океана называют большим тихоокеанским мусорным пятном. Оно образовалось из-за того, что система северо-тихоокеанских течений приносит в этот район огромное количество пластика и других отходов. Основные источники загрязнения — это западное побережье Северной Америки и Восточная Азия, которые сбрасывают в Тихий океан миллионы тонн отходов. По данным экологических организаций, только одного пластика выбрасывается в океан около восьми миллионов тонн в год. Это становится причиной гибели более миллиона морских птиц в год и свыше ста тысяч морских млекопитающих, которые заглатывают пластик, принимая его за еду.

 

Внедрение зеленых ценностей 

Масштабы и технологическая сложность хозяйственной деятельности дошли до такого уровня, что многие аварии стали приобретать не только локальный, но и региональный и даже глобальный масштабы. Первым решать эту проблему начал Большой Запад (США, ЕС, Япония и «азиатские тигры»), где основными двигателями выступили две группы.

Первая группа — это политики и большой бизнес, которые приняли решение о стимулировании переноса наиболее «грязных» производств в другие регионы мира в рамках политики глобализации и идеологии постиндустриального общества. В результате центр глобального экологического загрязнения стал постепенно перемещаться из Большого Запада в менее развитые регионы Азии, Африки и Латинской Америки. Хотя многие развитые страны мира все еще продолжают оставаться лидерами по выбросам углекислого газа, в целом ситуация с экологией в них заметно улучшилась. 

В 2016 году из 50 стран мира, получивших самый высокий индекс экологической эффективности от Йельского университета, 37 находились в Европе и Северной Америке, причем в первой десятке расположились только страны Европы. В свою очередь все самые низкие строчки в рейтинге заняли развивающиеся и беднейшие страны Азии, Африки, Латинской Америки и постсоветского пространства. 

Вторая группа на Большом Западе, выступавшая за коренное улучшение экологической ситуации, — это сторонники движения инвайронментализма, которое на политическом уровне представлено так называемыми зелеными партиями. Его философия отстаивает принципы защиты окружающей среды и бережного отношения к биоразнообразию на Земле. Как и в любом движении, в инвайронментализме имеют место довольно радикальные силы, деятельность которых может заблокировать работу даже целых высокотехнологичных отраслей. Так, в Германии противники развития атомной энергетики после аварии на японской АЭС в Фукусиме продавили решение, согласно которому были закрыты 8 из 17 германских реакторов, а остальные 9 должны быть закрыты до 2022 года.

Между тем перенос «грязных» производств и философия инвайронментализма, инициатором которых выступал в свое время Большой Запад, постепенно набирают силу и в среде лидеров развивающегося мира. Особенно они заметны в политике Китая, который стремится войти в число развитых стран мира, в том числе и по параметрам чистоты экологии и внедрения экологически чистых технологий. Пекин пытается повторить западную политику по выводу не дружественных к экологии технологий из своих наиболее индустриализированных восточных прибрежных районов. В первую очередь из дельт рек Янцзы и Чжуцзян, где наблюдается самая сложная экологическая обстановка. 

Направлений вывода два. Первое — это перенос производств в глубь страны, особенно в западные регионы, где наблюдается более низкая стоимость рабочей силы. Нужно отметить, если в западных регионах Китая повторится ситуация, аналогичная той, что имеет место в восточных регионах, то это может напрямую сказаться на ухудшении экологической ситуации в соседней Центральной Азии через воздушные и водные потоки. Экологи Казахстана уже бьют тревогу, так как расширение хозяйственной деятельности в Синьцзян-Уйгурском автономном районе приводит к увеличению отбора воды из трансграничных рек Или и Черный Иртыш, что угрожает будущему озера Балхаш, создавая условия для его арализации. 

Второе — перенос производств в другие страны. Менее развитые страны с высоким приростом населения и безработицей сами будут заинтересованы в принятии любых производств для создания дополнительных рабочих мест. В фокусе внимания Пекина находятся Африка, Западная, Юго-Восточная и Центральная Азия, а также Россия. Данная программа переноса китайцами своих производств в другие страны уже получила название «Smog Exports» (экспорт смога).

 

Баланс частного и общего 

Получается, что «грязные» производства полностью не выводятся из глобальной экономики. Они лишь, условно говоря, постоянно перемещаются. При этом, конечно, в мировой экономике растет доля инновационных технологий и альтернативной энергетики. Однако они пока не могут полностью сменить ее технологический базис, хотя некоторые изменения все же заметны. Так, если в период с 1992 по 2010 годы выбросы углекислого газа выросли на 48 процентов и составили 31,8 миллиарда тонн, то в 2015 году глобальные выбросы СО2 от использования ископаемых видов топлива впервые продемонстрировали снижение на 0,1 процента, что, по мнению «PBL Netherlands Environmental Assessment Agency», свидетельствует о структурных изменениях в мировой экономике, улучшениях в использовании энергии и влиянии альтернативной энергетики.

Между тем многие исследователи считают, что наблюдаемые улучшения могут быть сведены на нет в случае оживления мирового экономического роста и активизации геополитической и геоэкономической конкуренции, разворачиваемой в последнее время между США и Китаем. Стремление администрации Дональда Трампа создать миллионы рабочих мест за счет снятия ограничений на добычу и использование угля, нефти и природного газа может привести к новому циклу роста выбросов СО2 и других отходов в США. Особую опасность для экологии вызывает то, что примеру США могут последовать другие крупные экономики, которые не захотят отставать в глобальной производственной гонке.

В этой связи, по мнению ряда экономистов, для выхода из ловушки продуктивизма необходимо поднять заинтересованность крупного частного бизнеса в развитии новой модели, опирающейся на экологически чистую энергетику и производственные технологии. И основным предлагаемым рецептом называется следование фундаментальной формуле рынка — «будет выгода, будут и инвестиции». 

Экономисты предлагают наряду с предоставлением различных льгот и субсидий более активно выводить на рынок различные финансовые инструменты, которые сделали бы интересными для частного бизнеса инвестиции в новые экологически чистые технологии и проекты. В числе таких перспективных инструментов называются зеленые и климатические облигации. Зеленые облигации — это долговые инструменты, используемые для привлечения средств на проекты, связанные с возобновляемой энергией, повышением энергоэффективности, экологически чистым транспортом или низкоуглеродной экономикой.

Процесс выпуска зеленых облигаций идет уже несколько лет. Размер их глобального рынка уже составляет 118 миллиардов долларов, а если к нему приплюсовать другие типы облигаций, так или иначе имеющих отношение к дружественным климату и экологии проектам, то размер рынка повышается до 576 миллиардов долларов.

Крупнейшими эмитентами  зеленых облигаций выступают ЕБРР, Всемирный банк, Европейский инвестиционный банк и Международная финансовая корпорация. 

Заключение

Было бы неверным говорить о том, что в странах Центральной Азии новые технологии, например, в области альтернативной энергетики, не внедряются. Однако страны Центральной Азии все же остаются в группе реципиентов, а не генераторов новых технологий. Тем не менее, ситуация может в корне измениться, если более широко привлекать частный национальный и международный капитал в разработку и реализацию новых экологически чистых технологических проектов в регионе, которые способны генерировать выгоду.

 

Рустам МАХМУДОВ,

аналитик Центра экономических исследований.

 

 

Последние новости