XS.UZ
Президент Республики Узбекистан принял главу Чеченской Республики О создании фонда развития культуры и искусства при Министерстве культуры Республики Узбекистан О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан Жить с заботой  о народе, служить народу — самая главная задача Глава Чеченской Республики в Узбекистане Фундамент стратегии будущего Общение с депутатом в режиме онлайн Осенние премьеры в Большом Купил книги — получи цветы Чешский ансамбль в Бухаре Сплоченная дружина опытного тренера Войти в реку дважды  Экономическое развитие, туристский потенциал и социальная жизнь Хорезма поднимутся на новый уровень  Сессия Хорезмского областного Кенгаша народных депутатов О назначении Сабирова И. М. на должность хокима Хорезмской области  Текстильная промышленность Узбекистана представлена в Италии  Семье в бизнесе многое дается Дирижер информационных систем  Есть лицей у МВД Экспертизу проведут в регионе Продуктивно работают, изобретают Знание психологии помогает На выбор 12 профессий и гарантированная занятость Осознать всю остроту проблемы Кузница паралимпийских победителей «Читай, и ты полетишь» Нукус с колеса обозрения В потреблении электроэнергии и газа обеспечивается законность  Действенные шаги по укреплению добрососедских отношений Главный стержень человека — семья
  • 22 Сентябрь 2017

Яркий пример служения Родине

По всей стране проводятся мероприятия в соответствии с постановлением Президента от 27 марта 2017 года «О праздновании 100-летия со дня рождения выдающегося государственного деятеля и писателя Шарафа Рашидова». 

В связи с этим многим, особенно молодежи, хочется больше узнать об этой яркой личности, о том, что Рашидов сделал для Узбекистана. И наверное, лучше всего о Шарафе Рашидовиче могут рассказать те, кто знал его лично и работал с ним, как, например, ветеран труда, кавалер ордена «Дустлик» Исмаил Джурабеков.   

— Исмаил Хакимович, с каким чувством вы восприняли данное постановление главы государства?

— Во-первых, это чувство глубокого удовлетворения, вызванное тем, что руководство страны одобрило предложение широких слоев общественности о том, чтобы широко отметить 100-летие Шарафа Рашидова, который сыграл особую роль в истории нашей страны. В постановлении Президента коротко, но емко представлен образ Шарафа Рашидовича как выдающегося государственного деятеля, известного писателя, возглавлявшего нашу республику в чрезвычайно сложные и тяжелые годы, самоотверженно трудившегося во имя ее развития, своей общественной и творческой деятельностью внесшего большой вклад в развитие национальной литературы и культуры.

Наряду с этим возникло чувство восстановления определенной справедливости. Наверное, не у меня одного долгие годы было мнение, что, отдавая дань уважения Шарафу Рашидовичу, мы не в должной мере оценивали все то, что он сделал для Узбекистана. Я не понаслышке знаю, что многие узбекистанцы, особенно старшего поколения, добрым словом вспоминают Шарафа Рашидовича и как руководителя республики, и как скромного и общительного человека, и как писателя. Для меня большая честь работать в составе организационного комитета по празднованию 100-летия со дня рождения Шарафа Рашидова, и я постараюсь внести свой посильный вклад в ту большую работу, которая в соответствии с постановлением проводится в целях возвеличивания светлой памяти и достойного празднования юбилея Шарафа Рашидовича.

— Говорят, большое видится на расстоянии. С именем Шарафа Рашидовича связан значительный период развития Узбекистана. Как вы оценили бы этот период и непосредственно роль Рашидова, в частности, в развитии сельского хозяйства?

— За четверть века, которые Шараф Рашидов возглавлял республику, учитывая ту систему, какая действовала в бывшем Союзе, он сделал очень многое. И крайне трудно переоценить то, что по его инициативе и при его непосредственном участии было осуществлено во всех сферах жизни тогдашнего Узбекистана.

Взять то же сельское хозяйство. В те времена оно занимало ведущее место в экономике республики. И это понятно, ведь бывший союзный центр отвел Узбекистану роль главного производителя хлопка-сырца. Поэтому очень многое в республике было направлено на решение главной задачи и даже под определенным давлением — дать больше «белого золота». Эта задача решалась успешно — Узбекистан был главным поставщиком хлопка-сырца в бывшем Союзе. Ради этого в республике задействовали огромные материальные и людские ресурсы и, если можно так выразиться, жертвовали многим в ущерб развитию других отраслей сельского хозяйства и экономики Узбекистана в целом. О том, чем это обернулось для республики и ее населения, сегодня хорошо известно. Но такие были времена.

Однако любое задание бывшего центра можно было выполнить по-разному. Одни руководители просто брали «под козырек», забывали обо всем другом и бросали все силы и средства на то, чтобы отрапортовать о достижении намеченных показателей. А другие и в жестко категоричных условиях подходили к делу с умом, проявляли инициативу, предлагали и отстаивали свои решения в интересах не только центра, но и республики. К ним относился и Шараф Рашидович.

В качестве примера можно привести хотя бы то, что решение задачи по увеличению объемов производимого хлопка-сырца, повышению его урожайности стало основанием для развития в Узбекистане сельскохозяйственного машиностроения, организации в республике производства тракторов, хлопкоуборочных комбайнов, широкого спектра навесного оборудования.

Но главное все же заключалось в том, что во многом благодаря усилиям Шарафа Рашидовича буквально ожили громадные территории, на которых нынче живут и трудятся миллионы узбекистанцев. И хотя освоение целинных земель началось до того, как Рашидов возглавил Узбекистан, именно при нем эта работа получила свое комплексное развитие. 

Широкомасштабные работы по орошению объектов сельского хозяйства и строительству ирригационных систем были проведены в Голодной и Каршинской степях, а также в Центральной Фергане, Каракалпакстане, Сурхандарьинской, Бухарской областях. Но на некогда целинные земли не только пришла вода. 

И если в 1946—1965 годах на территории Узбекистана было освоено 600 тысяч гектаров новых орошаемых земель, то в 1966—1985 годах — 1,6 миллиона гектаров. В 1985 году функционировали 23 водохранилища объемом 10 миллиардов кубометров воды, каналы общей длиной 197 тысяч километров, 900 оросительных систем, 92 тысячи гидроузлов. И основная заслуга в этом принадлежит тогдашнему лидеру республики.

При этом важно отметить, что освоение целинных земель — это не только и не столько новые хлопковые плантации. Так, на освоенных целинных землях было организовано 160 совхозов, в которых создавались условия для тех, кто должен был здесь не только работать, но и жить. В этих совхозах было построено 7,7 миллиона квадратных метров жилья, детские сады, школы, учреждения здравоохранения и культуры, прокладывались железные и автомобильные дороги, линии электропередачи и газоснабжения. Во многом благодаря освоению целинных земель в Узбекистане были образованы две области: в 1963 году — Сырдарьинская, а в 1973-м — Джизакская.

— В то время в Узбекистан часто приезжали знакомиться с опытом орошения и освоения новых земель, новыми решениями в области ирригации и мелиорации.

— Было и такое. И это не случайно. В Узбекистане были реализованы уникальные проекты. Например, уделяя большое внимание развитию регионов республики, Шараф Рашидович понимал, что воды из Зарафшана, особенно в засушливые годы, не хватит, чтобы обеспечить ею растущее потребление для производственных и хозяйственных нужд, а также обеспечения водой населения Самаркандской, Бухарской, Джизакской и Кашкадарьинской областей. Поэтому он со специалистами «пробивал» проекты, которые были направлены на орошение тех же хлопковых плантаций, но, с другой стороны, помогали людям лучше обустроить свою жизнь. Например, в отдельных районах часть проблем снял Аму-Каракульский канал, соединивший в 1962 году Амударью и Зарафшан в нижнем течении. Так вода из Амударьи пришла для орошения полей Бухарской области. Но многие районы оставались без воды, ведь не заставишь ее течь вверх? Но в Узбекистане, как оказалось, это возможно. За короткий срок был сооружен Аму-Бухарский машинный оросительный канал, первая очередь которого была построена в 1965 году, а вторая очередь — в 1975-м. Насосные станции подняли воды Амударьи на десятки метров и соединили ее с рекой Зарафшан в верхнем течении. А Каршинский каскад насосных станций, который был сдан в эксплуатацию в 1973 году? Он позволил воде из Амударьи совершить «восхождение» на 130 с лишним метров, оросить десятки тысяч гектаров целинных земель Каршинской степи и подпитывать Талимарджанское водохранилище. Благодаря этим двум крупным и уникальным системам машинного орошения водой обеспечены 700 тысяч гектаров земель, на которых живут и трудятся свыше 2,5 миллиона человек. В народе говорят,   вода — это жизнь. И это действительно так. Получив воду, некогда степные земли превратились не только в сельскохозяйственные угодья. Здесь появились промышленные предприятия, в том числе по переработке сельхозпродукции, расцвели сады, люди получили не только работу и жилье, но и приусадебные участки, что позволило им обеспечивать свои семьи многими основными продуктами питания. 

— Но в период, когда Рашидов руководил Узбекистаном, развитие получило не только сельское хозяйство и хлопководство… 

— Как руководитель республики Шараф Рашидович решительно отстаивал интересы Узбекистана. Ведь времена были действительно, как отмечено в постановлении Президента Шавката Мирзиёева, чрезвычайно сложными и тяжелыми. Любые вопросы, а тем более о строительстве крупных объектов, принимались в тогдашнем центре, с которым руководителю республики надо было согласовывать буквально каждый свой шаг.

Мы начали разговор с роли Шарафа Рашидовича в развитии сельского хозяйства и освоении целинных земель. В чем-то это обоснованно. Ведь, повторюсь, тот же союзный центр определил Узбекистан как главного производителя хлопка-сырца, а новые земли — это дополнительный объем данного стратегического сырья и выполнение тех заданий, которые ставились перед республикой.

Но при этом Рашидов уделял не меньше внимания другим отраслям экономики, стараясь, чтобы Узбекистан не считался лишь аграрной республикой.

К примеру, с его именем связано то, что у нас начали широко использовать богатства несметных подземных кладовых. Возьмем природный газ. Так, в начале 60-х годов прошлого века началась разработка уникального месторождения Газли в Бухарской области с последующей прокладкой газопроводов «Бухара — Урал» и «Средняя Азия — Центр», а в 1972 году в Кашкадарьинской области построен Мубарекский газоперерабатывающий завод. 

Развивалась химическая промышленность. В 1962 году был сдан в эксплуатацию Ферганский завод азотных удобрений. В 1964-м — Навоийский химический комбинат. В 1969 году выдал первую продукцию Алмалыкский химический завод.

Развитие экономики республики и рост населения требовали увеличения производства электроэнергии. С именем Рашидова, в частности, связано строительство Навоийской, Тахиаташской, Сырдарьинской тепловых электростанций, развитие гидроэнергетики.

— Здесь нельзя не вспомнить и то, что благодаря Шарафу Рашидовичу Узбекистан стал известен своим золотом.

— Это отдельная история. Навоийский регион в центре рассматривали только с точки зрения добычи урана для оборонной промышленности. На это были направлены огромные силы, средства, ресурсы. Но Рашидов, опираясь на исследования видных ученых, специалистов Узбекистана, смог убедить руководство бывшего Союза в том, что в этом регионе имеются огромные запасы золота, и опять же «пробить» решение о создании предприятия по его добыче и производству. Он сам не раз бывал на НГМК, лично присутствовал при пуске золотоизвлекательного завода в 1969 году, когда здесь был получен первый слиток золота. В начале 1970-го Шараф Рашидович отметил, что создание и освоение Навоийского промышленного района — это подвиг нашего народа. И сегодня старожилы таких городов, как Навои, Зарафшан, Учкудук, Нурабад, Зафарабад, Тамды, добрым словом вспоминают, как много сделал Рашидов для развития всего региона и как он способствовал тому, что в 1982 году на карте Узбекистана появилась Навоийская область. Так что заслуга Шарафа Рашидовича в том, что Узбекистан стал ассоциироваться не только с хлопком, но и вошел в десятку ведущих стран мира по производству золота, более чем очевидна.

Говоря о том, что сделал Шараф Рашидович для развития Навоийского ГМК, нельзя не отметить, что он также уделял большое внимание становлению и Алмалыкского горно-металлургического комбината, который так же, как и НГМК, стал одним из флагманов экономики Узбекистана. А если говорить в целом, то в период руководства Рашидовым республикой практически каждый год в эксплуатацию сдавалось минимум одно крупное предприятие. 

— Вы упомянули о строительстве новых городов. В связи с этим можно сказать, что и Ташкент был, по сути, отстроен заново.

— В определенной степени это так. После землетрясения 26 апреля 1966 года под руководством Шарафа Рашидовича в короткие сроки были приняты и согласованы «наверху» меры по скорейшему устранению последствий стихии. Благодаря помощи, оказанной всеми республиками бывшего Союза, всеми регионами Узбекистана, и мужеству, самоотверженному труду самих ташкентцев было налажено бесперебойное обеспечение пострадавших медикаментами, продовольствием, промышленными товарами, организовано строительство множества объектов, в первую очередь жилья. Уже к зиме более 300 тысяч ташкентцев получили кров, а через два года столица была полностью восстановлена и перестроена, превратившись в современный мегаполис с новыми жилыми массивами, объектами соцкультбыта. Без четкого и слаженного взаимодействия на всех уровнях, начиная с руководства республики, это было бы невозможно. А спустя некоторое время в Ташкенте начали строить метро, причем решение об этом Шараф Рашидович, как это зачастую было, решительно отстаивал в центре и настоял на своем.

— В нашей беседе, наверное, не удастся обойти и тот момент, что после смерти Шарафа Рашидовича в тогдашнем центре придумали термин «рашидовщина», чтобы представить бывшего руководителя Узбекистана в негативном свете. Ваше мнение о том трагическом периоде в истории нашего народа.

— Не буду углубляться в то, кто выдумал приведенный вами термин и какие личные цели он преследовал. Скажу, что те обвинения, какие выдвинули в адрес Рашидова, можно было предъявить руководителю практически любой бывшей союзной республики. Но так получилось, что выбрали именно Узбекистан. Почему? На мой взгляд, это была своеобразная месть как раз Шарафу Рашидову за то, что он проявлял определенную самостоятельность, решительно отстаивал интересы республики, насколько это можно было в тех условиях командно-административной системы. Шараф Рашидович не был, как многие другие, порождением этой системы. Он был журналистом, писателем, фронтовиком, награжденным боевыми орденами. 

Кстати, среди обвинявших Рашидова в серьезных нарушениях или поддерживавших эти обвинения было немало тех, кто работал с Шарафом Рашидовичем, кому он доверял, но кто предал его, спасая себя. Показательно то, что очернением имени Рашидова занимались в основном номенклатурщики, чья дальнейшая карьера зависела от поддержки мнения центра. Остальные, особенно простые люди, не поддерживали обвинения и выражали возмущение тем, что в некоторых случаях применялся и термин «узбекское дело», что порочило весь народ республики.

И остается только радоваться, что справедливость восторжествовала и в независимом Узбекистане дали соответствующую оценку тому периоду истории. Первый Президент Ислам Каримов вернул доброе имя тем, кто безвинно пострадал и был опорочен во времена репрессий начала и середины 80-х годов ми-нувшего века. Была восстановлена справедливость и в отношении Шарафа Рашидова. И сегодня весь узбекский народ с воодушевлением воспринял постановление Президента Шавката Мирзиёева о широком праздновании 100-летия со дня рождения Шарафа Рашидовича, инициативу главы государства о присвоении имени Шарафа Рашидова Джизакскому району Джизакской области, где он родился. 

— Исмаил Хакимович, до сих пор вы говорили и вспоминали о Шарафе Рашидовиче как руководителе. А каким он был человеком? Какие черты характера вы бы отметили?

— В первую очередь я бы отметил то, что, несмотря на высокий пост, который он занимал, Шараф Рашидович был очень прост в общении, внимательно относился к любому собеседнику, всегда интересовался, чем живет народ. Он очень много ездил по республике. Его поездки в каждую область, а он бывал в каждом регионе и каждом районе минимум один-два раза в год, продолжались по пять-шесть дней. При этом Шараф Рашидович встречался не только с руководством и активом, но и простыми людьми. С особым внимание относился к фронтовикам, многих из которых знал в лицо. Любил встречаться с молодежью, и его беседы с юношами и девушками носили не какой-то назидательно-нравоучительный характер, а были, скорее, отеческим напутствием на добрые и полезные дела.

Можно отметить его интеллигентность, высокую эрудицию и культуру, что свойственно настоящим творческим личностям. Шараф Рашидович был крайне скромен, не любил пышных встреч и восхвалений. Был неприхотлив в быту. Так, по республике он практически всегда ездил на поезде, в котором зачастую и жил во время посещения регионов республики.

Но главное, конечно же, высокое чувство ответственности за все, что он делал, за все, что ему поручили. И все знали: если Рашидов что-то обещал, он обязательно свое обещание выполнит.

Одним словом, это была яркая личность.

— А в чем, на ваш взгляд, заключается главное наследие Шарафа Рашидовича?

— Если вспомнить, то Первый Президент Узбекистана Ислам Каримов, подчеркивая особенность начала независимого пути развития страны, отметил, что, не построив новый дом, не надо разрушать старый. Так вот, тот старый дом был возведен и обустроен во многом благодаря усилиям Шарафа Рашидова. Президент нашей страны Шавкат Мирзиёев на состоявшейся в ноябре 2016 года встрече с избирателями Джизакской области подчеркнул, что имя Шарафа Рашидова неразрывно связано с историей и жизнью узбекского народа, чьим самоотверженным сыном он был сам. Многое, что было создано в период его руководства республикой, после модернизации, технического и технологического обновления продолжает работать и приносить пользу независимому Узбекистану.

 

Беседовал 

Сергей ЛИ, наш корр.

 

Популярное